Почему библиотечный штамп всегда ставится на 17-й странице?

Оказывается, у этой традиции есть внятная причина

Если вы регулярно берете книги в библиотеке, то, конечно, знаете, что в них всегда стоят специальные библиотечные штампики. Чтобы вы не забывали, что это все-таки не ваша личная собственность и что ее непременно следует вернуть.

А еще вы наверняка замечали, что печать эта всегда ставится на одном и том же месте в любой книге. На 17-й странице. Почему именно там? Просто случайным образом так решили и закрепили это в традицию?

Нет, причина на самом деле имеется.

Если вы посмотрите на переплет книги, то увидите там набор прошитых тетрадок. Выглядит это примерно так:

А вот так книга выглядит, без переплета. Все очень наглядно:

Так вот, число страниц в каждой такой тетрадке равняется шестнадцати – этот стандарт был введен давным-давно, и типографиям проще всего работать именно с ним.

Первый блок страниц в книге больше всего подвержен замусоливанию, истиранию, прочим повреждениям. Кроме того, в советских изданиях часто в начале шло предисловие, а то и не одно, порой весьма приличного объема. И лишь потом начинался сам роман.

Так что потеря первого блока из 16 страниц (не будем уточнять, по каким причинам) для книги могла не быть критичной. А вот библиотечный штампик, поставленный где-нибудь в начале при этом пропал бы.

Поэтому его всегда ставили на 17-й странице – там, где начинался уже второй блок. А иногда – еще и на 33-й, в начале третьего.

Почему библиотечный штамп всегда ставится на 17-й странице?
Adblock
detector