Моя “любимая” свекровь

“А я теперь буду с вами жить”, – сказала мне прямо с порога будущая свекровь…

Photo by Juan Encalada on Unsplash
Photo by Juan Encalada on Unsplash

Мы с Ваней познакомились, когда я училась на третьем курсе. Он был на год старше меня. Приезжий парень из области, красивый, невысокого роста. У нас как-то быстро возникла взаимная симпатия и все переросло в настоящие любовные отношения. Он снимал однокомнатную квартиру, на деньги которые давала ему мать и сразу же предложил мне переехать к нему, дабы не мучиться в тесной общаге.

Все началось тогда, когда мы с моим будущим мужем объявили о нашей помолвке.

Он повез меня в свой родной город, в область, чтобы познакомить с матерью. Отца у него не было, тот ушел от них, когда Ване был год. Мать воспитывала его одна и всячески баловала. Благо зарплата заведующей в школе позволяла. В общем, в деньгах он не нуждался. Самое удивительное, вырос он совершенно не избалованным парнем. Меня привлекло в нем то, что он обладал настоящими человеческими качествами – был добрым, отзывчивым, ласковым.

– Ты чего это удумал, сынок? – сказала Антонина Александровна. Так звали Ванину мать. – Тебе еще год учиться, а в следующем – диплом. Ну какая свадьба, дружок? Ты же понимаешь, что сейчас определенно не лучшее для этого время…

– Прекрати, мам! Мы все решили. – ответил Ваня.

– Иван, я считаю тебе рано. Надеюсь ты не беременна, деточка?

После этих слов я чуть не поперхнулась печеньем, которым нас угощала Антонина Александровна. Уж чего-чего, а такой реакции от нее я точно не ожидала.

“Спасибо хоть чаем напоила. И как только в дом меня пустила?” – подумала я.

Мама Вани была категорически против нашей женитьбы, однако несмотря на ее холодный прием, мы с Ваней все же подали заявление в ЗАГС, сразу после выходных, как только вернулись на учебу в райцентр.

Мы вышли из ЗАГСА, и Ваня поцеловал меня в губы. Он был непреклонен:

– Забудь, все что она наговорила. Я люблю тебя. Я хочу быть с тобой.

* * *

Буквально через несколько недель Антонина Александровна без предупреждения появилась на пороге нашей съемной квартиры:

– Привет, голубки, а я вот вам вареньице привезла. Малиновое. Осень вон какая холодная, ветер и стужа.

– Мам, ты чего приехала-то? – сонно проговорил Ваня. Он только что встал с кровати и был ошарашен не меньше меня.

– А я теперь буду с вами житьВот, уволилась с работы. Давно пора мне на пенсию было. Хватит, надо и меру знать. А тут, сам бог велел, надо вам помогать. Вы еще дети малые, за вами глаз да глаз нужен.

Мы конечно были в шоке и по началу даже не поняли, что за кардинальные перемены произошли по отношению к нам со стороны Антонины Александровны, но потом началось…

* * *

– Ты в курсе, что Ваня завидный жених? На него пол городских девчонок у нас претендует. Чтобы стать ему хорошей женой, ты дорогуша должна работать. Это труд, и похлеще, чем у шахтера, – сказала мне Ванина мама, когда мы были вдвоем на кухне.

– Вы знаете, у нас все хорошо. Все само собой как-то получается. Мы друг другу помогаем, Антонина Александровна. Я стараюсь чтобы дома порядок был, чистенько и уютно, – ответила я.

– Какой порядок? Вон посуда не мыта. Ведро мусорное битком и воняет. Разве тебе приятно самой?

– Так это… – опешила я. – Так мы же с вами только вот что поели. Я еще не успела помыть. А ведро у нас Ваня выносит, мы с ним так решили.

– Сейчас же мой, чего рассуждать-то и ведро сходи вынеси, тебе что сложно?

* * *

Пока Антонина Александровна жила у нас с Ваней, она спала на кухне. Благо кухня была большая и там у нас стоял диван. Пару раз намекала, что платит за эту квартиру, на что ей Ваня сразу же возразил, что он не просит помогать нам с деньгами (мы к тому моменту оба подрабатывали), поэтому Антонина Александровна об этом больше не заикалась. Мне было приятно, что Ваня проявил жесткость и дал ей такой твердый ответ.

Нападки моей будущей свекрови, стали постоянными и что самое обидное – совершенно беспочвенными. Я, как могла, проглатывала и терпела все это до поры до времени. Пока однажды не произошел совсем вопиющий случай. Я даже не знаю, как вам про это рассказывать. Было бы смешно, если бы не было так грустно.

Однажды ночью, мы с Ваней, дождавшись подходящего момента, занялись любовью. Было конечно же тревожно, потому как, реального ощущения комфорта в данном вопросе, после приезда Антонины Александровны, уже давно не было. Все таки мы жили в однушке, а тут ни душ принять, ни чувствам воли дать.

– Вы че это удумали? До свадьбы ни-ни… – как гром среди ясного неба раздался голос Антонины Александровны, и тут же включился свет в нашей комнате.

Мы со скоростью гепарда запрыгнули под одеяло.

– Мам, ты что совсем рехнулась? – кажется Ваня был в шоке больше, чем я.

– Как ты смеешь так с матерью разговаривать, Иван?

– Ну, так, а что за глупости ты тут устраиваешь? Это уже ни в какие ворота. Знаешь что, мам, давай-ка ты поедешь к себе домой. Спасибо тебе, но дальше мы сами. Ну что мы без твоего борща не проживем что ли? Ленка у меня тоже готовит, пальчики оближешь. Все у нас будет хорошо. Мы конечно молодые еще, но уже самостоятельные. Сами справимся. Не переживай!

На следующий день, Антонина Александровна ходила темнее тучи. Я старалась вообще не лезть к ней и не разговаривать без надобности, а то вдруг прилетит. Мама Вани всем своим видом показывала, что обиделась на нас. Ходила туда-сюда, то на кухню – то в коридор, собирала свои вещи, шумно и нервно, а потом когда пришел Ваня из магазина, обратилась к нему:

– Отвези меня на вокзал, Иван. Я уезжаю.

Я очень была рада, что она уехала, однако старалась не показывать своего восторга, чтобы Ваня не заметил. Ощущения были такие, словно с меня сняли груз в 100 кг и я снова могу дышать в полную грудь.

Приятно осознавать, что Ваня повел себя, в данной ситуации, как настоящий взрослый мужчина, а не как “маменькин сынок”. Он вселил в меня чувство уверенности и защищенности, сразу же вставал на мою сторону и не давал меня в обиду. Однако чаще всего моя будущая свекровь “поддевала” меня тогда, когда мы были с ней наедине и я была уязвима. Она хитрая и расчетливая женщина. Она играла по-грязному – была милой и ласковой со мной, когда Ваня был дома, и превращалась в монстра, когда мы оставались с ней одни.

Я понимаю, что Антонине Александровне трудно принять факт, что сын уже повзрослел. Ведь это ее единственный сын. Она цепляется за него руками и ногами. Видимо она еще не готова принять меня – человека, с которым ее сын решил создать свою собственную семью. Человека, которого выбрал он, а не она – его мама.

Знать бы заранее, что ждет меня дальше. Надеюсь долгая и счастливая жизнь вместе с любимым Ваней. А еще хотелось бы надеяться, что моя “любимая” свекровь успокоится и больше не станет лезть в наши с ним отношения. Но, что-то мне подсказывает, вряд ли…

Моя “любимая” свекровь
Adblock
detector