Армия Израиля: Новые Амазонки

Армия, которой боятся враги и от которой не стремятся «откосить по здоровью» свои. Армия, где нет дедовщины, где уважают индивидуальность, где слово «патриотизм» не пустой звук, а служба — честь. О своей службе в Цахале, Армии обороны Израиля, рассказывает бывший старший сержант боевого женского батальона Каракаль.

Родилась в 1991 году в России. В 15 лет переехала в Израиль по программе «Наале».

После окончания школы, в 18 лет, вступила в ряды Армии обороны Израиля. Проходила службу в боевом батальоне Каракаль в качестве снайпера и медика. Закончила службу в звании старшего сержанта.

Изучает коммуникации, социологию и антропологию в Хайфском университете.

В Израиль я приехала в 15 лет по программе «Наале» — без родителей, как школьница, имеющая право на репатриацию. К 18 годам я должна была решить, хочу ли здесь остаться, получить гражданство и пойти в армию.

Единственным моим родственником в Израиле тогда был дядя, он настойчиво отговаривал меня от службы, рассказывал ужасное. Впрочем, он же, после того как я попала в боевые части, больше всех мной гордился. Говорил: я боялся, что ты пойдешь туда из-за романтики, не представляя, что тебе предстоит, потому что в Цахале чем круче твоя служба, тем сложнее задания и опаснее операции. То есть больше вероятность, что тебя убьют. Но мне хотелось служить, причем делать что-то настоящее, реальное, а не сидеть перед компьютером, даже в каких-нибудь войсках противовоздушной обороны.

Так как мои родители жили в России, я должна была стать солдатом-одиночкой.

Солдат-одиночка

Это официальный статус в израильской армии, с романтическим ореолом, о таких солдатах слагают песни и пишут повести. Считается, что у этого человека — чаще всего нового репатрианта — сильнейшая мотивация и он быстро продвигается по службе, хотя ему приходится усваивать с нуля те вещи, которые известны каждому израильскому ребенку.

Солдаты-одиночки получают много дополнительной помощи от армии: их зарплата вдвое выше, чем у остальных (в наше время это было 1400 шекелей против 700), им предоставляют квартиру или деньги на съем жилья, самую необходимую технику вроде чайника или плиты, мебель, одеяла, посуду. Раз в год солдат-одиночка имеет право на месяц получить отпуск за счет армии, чтобы поработать на гражданке, а еще на месяц слетать в отпуск на родину. Один раз за службу армия оплачивает перелет к маме с папой, вне зависимости от того, в какой точке планеты они находятся. Раз в полгода одиночкам положен личный разговор с командиром, с которым можно обсудить свое будущее, пожаловаться, если что-то не так, попросить о переводе или просто получить немножко отеческого внимания и утешения.

Больше никогда

Новых репатриантов сначала отправляют на специальный курс по изучению иврита и традиций, рассказывают им о праздниках, истории и географии страны. Солдаты-неевреи (в том числе те, у кого папа еврей, а мама нет) могут пройти в армии обряд гиюра, то есть принять иудаизм. Армейские гиюры считаются очень легкими: логика в том, что раз человек пошел защищать эту страну, значит, он точно чувствует себя частью еврейского народа.

С экономической точки зрения всеобщий призыв стране совершенно невыгоден, но его социально-политическая роль огромна: Израиль — страна эмигрантов, у которых, кажется, нет и не может быть никаких точек пересечения. Выходцы из бедных стран, жившие в хижинах с земляным полом, студенты-отличники из богатых американских семей, переезжающие в страну из романтических сионистских побуждений, люди из России, Украины, Венесуэлы, Франции, Китая, Англии, Индии, Бразилии, Испании, Ирана — с разными языками, традициями, кухней, праздниками, идеалами и ожиданиями. И вот все они, настолько разные и непохожие, оказываются в одной армии, с ее формой, уставом, правилами, шутками и отношениями. Придя в армию представителями множества разных стран, они выходят из нее единым народом, готовым оберегать и защищать свою — Израиль.

Кстати, я шла в армию еще и потому, что моя семья сильно пострадала во время холокоста. Мне хотелось быть сильной и уметь защищать близких, чтобы никогда больше с нами не повторилось ничего подобного. Впрочем, без этого принципа — «никогда больше» — не было бы ни израильской армии, ни самого Израиля.

По способностям

Для девочек и мальчиков критерии отбора практически одинаковые, список войск и профессий тоже. Если ты, например, очень вынослив и способен долго бегать по горам в полной боевой выкладке и с 20-килограммовым оружием в руках, то можешь стать пулеметчиком вне зависимости от пола. Я знала нескольких пулеметчиц.

После первоначального отбора по здоровью и психологических тестов я получила большой список с подходящими для меня должностями. Длина такого списка зависит и от твоих данных, и от потребности армии в конкретных специалистах. Мне повезло: у меня была самая высокая группа здоровья и, видимо, я неплохо прошла тесты.

В принципе в армии стараются не забивать гвозди микроскопами и подбирают службу, где ты максимально можешь раскрыть свой потенциал. Например, в израильской разведке есть целое подразделение, где служат аутисты — по спутниковым снимкам из космоса они анализируют малейшие изменения ландшафта, которые могут свидетельствовать о готовящемся нападении или о строительстве тайного тоннеля. А на складах или кухнях часто служат ребята с синдромом Дауна или ДЦП: они не обязаны идти в армию, эти люди добровольцы, и им пришлось многое преодолеть, чтобы оказаться здесь. Поэтому к ним относятся с большой нежностью.

Для того чтобы попасть в боевой батальон Каракаль, мне пришлось пройти дополнительные тесты. По нормативу надо было пробежать два километра за 13 минут, отжаться 40–50 раз и качать пресс 80. Но инструкторы больше обращали внимание не на нормативы, а на другие вещи: например, поможешь ли ты во время бега упавшему товарищу или побежишь дальше, чтобы не испортить себе показатели. Если человек не справлялся с нагрузкой, но было понятно, что ему надо немного потренироваться, и все получится, то его брали. Впрочем, и во время дальнейших тренировок из нас не выжимали все соки, а старались привести каждого в наилучшую физическую форму: к концу подготовки мы все уже могли пробежать семь километров по пересеченной местности с тяжелым рюкзаком на плечах.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Армия Израиля: Новые Амазонки
Adblock detector